Как война повлияла на гормональную терапию для транс*людей

Жизнь транс*людей сильно изменилась в прошлом году. Из-за антивоенных санкций и нарушенных цепочек поставок возникли сложности с доступностью препаратов для гендерно-аффирмативной терапии. «Выход» поговорил с транс*персонами, активист_ками и специалист_ками о том, как обстоят дела с гормональной терапией в России сейчас и что будет дальше.

«Очень страшно, как будет дальше»

Гендерно-аффирмативная терапия (ее еще называют гормональной) — часть медицинского трансгендерного перехода. Терапия бывает феминизирующей и маскулинизирующей. С ее помощью транс*люди, страдающие от гендерной дисфории (несоответствия приписанного гендера реальному самоощущению человека), меняют тело в желаемую сторону.

«Гормональная терапия мне дала спокойствие и уверенность в себе. Фигура стала более женственной, коллеги на работе замечают изменения, мои черты лица стали менее маскулинные из-за этого не возникает больше путанности у людей», — Яна, трансгендерная девушка из Москвы, принимает гендерно-аффирмативную терапию уже второй год. Раньше она могла купить нужные препараты в любой аптеке и тратила на них чуть больше двух тысяч рублей в месяц. После начала войны цены на препарат «Дивигель», ключевой в ее схеме феминизирующей терапии, резко поднялись, а потом он и вовсе пропал с прилавков. Яне пришлось сменить препарат, который тоже подорожал. «Очень страшно, как будет дальше. В августе я купила новый препарат „Эстрожель“ на несколько месяцев вперед. Тогда он стоил около 2000 рублей, сейчас от 2500 до 5000. Мой запас заканчивается, придется снова искать везде или переходить на таблетки, чего бы не хотелось: моя эндокринолог говорит, что они больше влияют на печень. Из-за особенностей моего организма эта схема мне не подходит».

Главная проблема с доступом к гендерно-аффирмативной терапии в том, что препараты нельзя получить по ОМС: трансгендерным людям приходится тратить личные деньги, чтобы поддерживать качество жизни на уровне цисгендерных людей. Вместе с тем, что как показывают из года в год наши исследования, транс*сообщество находится в уязвимом финансовом положении, ситуация выглядит особенно печально. С началом войны гормональные препараты подскочили в цене. По данным исследования фонда «Сфера», в примерно половине случаев приходится покупать их дороже, а 11,5% из опрошенных и вовсе решили отказаться от выросшей в цене терапии.

«Практически сразу препараты стали пропадать. Либо люди их быстро раскупали, либо аптеки уносили их на переоценку из-за того, что курс очень сильно скакал, — рассказывает Эль, со-координатор небинарной инициативы СНеГ. — Препаратов просто не было в наличии, или они появлялись в ограниченных количествах и по сильно завышенным ценам. Сейчас эти сильно завышенные цены в основном сохраняются».

В поисках эстрадиола

Как видно из сравнения цен, особенно подорожали препараты для феминизирующей терапии. Хотя по словам Минздрава, за 8 месяцев войны ни одна компаний не ушла с российского рынка, некоторые препараты невозможно найти в России.

О пропавших препаратах рассказала Ева-Лилит Цветкова, врач-эндокринолог, ведущая телеграм-канала «Эндоновости»: «Ципротерона ацетат, в торговом наименовании „Андрокур“ — этот препарат относительно часто назначался и использовался людьми в России. Еще до февраля 2022 года были с ним перебои, которые только усугубились, и сейчас его совсем невозможно достать. Этот препарат используется в качестве антиандрогена (блокатора гормона тестостерона) в феминизирующей гормональной терапии».

В октябре появилась информация, что компания Orion Pharma, производящая препарат «Дивигель», ликвидирует офис в России, однако сама компания в тот же день опровергла эти слухи. Тем не менее, достать «Дивигель» в аптеках, по словам транс*женщин, сейчас практически невозможно.

«Это очень плохо, потому что гелевая форма эстрадиола наиболее безопасна для здоровья, обладает наименьшим количеством побочных эффектов. То есть людям, которым нельзя принимать таблетки по состоянию здоровья, приходится наносить себе вред, чтобы продолжать гормональную терапию», — объясняет Ева-Лилит.

До войны часть препаратов эстрадиола для феминизирующей терапии можно было купить за рубежом и получить доставкой в России. Сейчас, когда российские банковские карты не принимают зарубежные сервисы, транс*людям приходится переходить на другие аналоги.

«Был хороший высококачественный японский препарат, его плюс в том, что он, во-первых, не требовал к себе дополнительных антиандрогенов, то есть его выбирали люди с противопоказаниями к существующим в России антиандрогенам, и, во-вторых, он по безопасности сравним скорее с гелями, чем с таблетками и при этом для некоторых людей давал более эффективные результаты по изменению внешности», — говорит Ева-Лилит.

По словам Александры (имя изменено), транс*девушки проекта Girl Power, недоступные препараты можно заказывать через сервисы-посредники, которые доставляют препараты через третьи страны: например, из Америки в Россию через Армению.

Те, у кого есть возможность, покупают препараты, выезжая за границу, однако и здесь есть сложность: российские рецепты принимают не везде, особенно часто проблемы возникают в странах Европы. Трансгендерная девушка Диана покупала необходимые препараты в Армении и Казахстане в мае и августе 2022 года: «Цены на них в принципе такие же, иногда чуть дороже. Рецептов у меня не спрашивали. Однако сейчас мои знакомые говорят, что на территории Центральной Азии и стран Кавказа многих гормонов уже нет».

Выбрать меньшее зло

Главные последствия недоступности препаратов для гендерно-аффирмативной терапии — это сложности при замене схемы терапии и усугубление гендерной дисфории.

В первом случае, когда схема была хорошо подобрана и эффективно работала, зачастую приходится менять препарат на менее подходящий: например, эстрадиол в гелевой форме, исчезнувший с прилавков аптек, часто заменяют таблетками. Это может вызывать побочные эффекты, ухудшение состояния здоровья, развитие различных заболеваний или замедление и даже откат телесных изменений.

«По сути, каждый раз принимается решение по соотношению не риск-польза, а риск и риск, — объясняет Ева-Лилит Цветкова. — Риск, что будет откат в изменениях, усугубление дисфории, усугубление депрессивно-тревожных состояний, суицидальных мыслей и действий, которые бывают на фоне гендерной дисфории, — и риск прямого соматического вреда здоровью, если таблетированные препараты эстрадиола человеку противопоказаны. То есть это потенциальный риск, вплоть до летального исхода, в зависимости от ситуации человека».

Частное производство гормонов

«[После начала войны] цены взлетали до позиций, которые я не могла представить в начале перехода. В начале моего перехода в сентябре 2021 года один флакон „Эстрожеля“ стоил около 700 рублей, в месяц мне нужно было принимать два флакона. В июне 2022 года его было очень трудно найти в аптеках и цены была в районе 1200–1400 рублей за флакон, мне нужно было три флакона в месяц (3600–4200 рублей). Несколько раз препарат вообще исчезал из аптек, из-за чего моя терапия останавливалась несколько раз на несколько недель. Но сейчас я рада, что нашла нелицензированный препарат, который делает группа трансфеминных биологинь в России. Он обходится мне в 1600 рублей в месяц. Теперь всё нормально», — рассказывает Ева, транс*девушка из Петербурга. С февраля прошлого года она трижды меняла схему терапии и признается, что «сильно обеднела» с начала перехода.

В октябре 2021 года группа транс*девушек запустила проект Girl Power по производству инъекционного эстрадиола для феминизирующей терапии. По словам Александры (имя изменено), участницы проекта, ежемесячно препарат от Girl Power покупают не меньше сотни транс*женщин, в основном из Москвы и Петербурга, но иногда и из маленьких городов. Часть заказов доставляют в Армению, Казахстан, Беларусь и даже Индонезию. Участницы проекта сотрудничают с несколькими эндокринологами, проводят самостоятельные исследования препарата, а в будущем планируют получить лицензию.

К подобным инициативам стоит относиться с осторожностью, считает эндокринолог Ева-Лилит Цветкова: «Это очень сложный с этической стороны вопрос. Приходится принимать решение: либо [брать на себя] все риски, которые связаны с усугублением гендерной дисфории на фоне отмены терапии (если все другие варианты человеку не подходят), либо потенциальные риски от использования препарата, чью безопасность не может полностью гарантировать врач, назначающий препарат».

Немного иначе обстоит ситуация с инъекционным тестостероном для маскулинизирующей терапии: легально получить его можно только по рецепту в аптеке, но некоторые транс*мужчины закупаются им на сайтах для бодибилдеров.

«На „черном рынке“ (у дилеров спортсменов) и в каналах перепродажи велик риск столкнуться с контрафактом или некачественным препаратом. Некоторые умельцы даже пытаются воспроизводить препараты тестостерона кустарными методами», — рассказывает Брэндон, трансгендерный мужчина.

Препараты тестостерона внесены в список сильнодействующих веществ, которые запрещено ввозить в страну без рецепта. За контрабанду и самостоятельное изготовление тестостерона с целью сбыта в России предусмотрена уголовная ответственность.

Спокойствие, только спокойствие

«Нужно набраться терпения и заботиться о себе изо всех сил. В том числе морально готовиться ходить по врачам, тратить деньги, покупать рецепты и лекарства не в любых, а искать наличие онлайн в конкретных аптеках», — напутствует Брэндон, транс*человек и равный консультант.

Что можно сделать в сегодняшней ситуации, если вы трансгендерный человек?

  • Не меняйте самостоятельно схему терапии, если не обсудили этого заранее с доктор_кой. Не следуйте рекомендациям знакомых: то, что работает для одного человека, может нанести вред другому. Если вы принимаете дополнительные лекарства, только врач видит полную картину вашего состояния и может составить схему, где препараты не конфликтуют друг с другом.

  • Фонд «Сфера» рекомендует просить врачей сделать в рецепте приписку «Cito!» («Срочно!»), чтобы аптека не могла отказать в выдаче препарата, а в медкарте указать, что препарат вам необходим по жизненным показаниям.

  • Если вы чувствуете сильную дисфорию после смены схемы приема препаратов или отказа от терапии — обратитесь к психолог_ине. Гендерная дисфория влияет на наше ментальное здоровье, вызывает депрессию, тревожные расстройства и суицидальные мысли — в такие моменты поддержка особенно нужна. В «Выходе» можно получить бесплатные консультации психолог_инь и равных трансгендерных консультанто_к.

Читайте также:

Это «Квиркаст» — подкаст от инициативной ЛГБТ-группы «Выход»
(и вообще первый русскоязычный ЛГБТ-подкаст).

Беседуем на важные для сообщества темы — обо всем на свете.