Борьба за справедливость: как «Выход» помогает ЛГБТК-организациям избавиться от статуса иностранного агента

Цензура в России ужесточается: ежемесячно квир-блогеры или организации получают клеймо «иноагент». Этот статус приносит с собой неопределенность, финансовые и личные риски и ограничения, но ЛГБТК+ сообщество решительно борется за свои права. В том числе через суд.

Объявлять ЛГБТК-организации и сообщества иностранными агентами начали в 2013 году. Одним из первых стал «Выход», тогда еще автономная некоммерческая организация (АНО). Но 25 июля 2013 года, впервые с начала преследований независимых НКО, суд отменил решение. Тогда адвокатам было достаточно упомянуть формальные нарушения в документах и напомнить, что благотворительная деятельность с политикой не связана.

Затем настала очередь архангельского «Ракурса» — травить активистов стали местные жители. В итоге кто-то взломал почту бухгалтера компании и опубликовал данные — выяснилось, что деньги «Ракурс» получал в том числе от иностранных спонсоров. Из-за многочисленных штрафов организация закрылась.

В 2018-м власти обратили внимание на АНО «Действие», которая до этого пять лет занималась профилактикой ВИЧ. Минюст посчитал, что фонд работал на «опосредованное иностранное финансирование», а позже заявило, что «Действие» ведет политическую деятельность. Поводом стали репосты в группу «Парни+», которая юридически с АНО не связана. В 2023 году «Действие» исключили из списка иностранных агентов, но, увы, не потому что Минюст пришел в себя. Центр объявил о прекращении работы.

В конце 2021 года иностранными агентами признавали массово: дальневосточное движение «Маяк», которое помогает квирам, пострадавшим от насилия; снова «Выход», уже как инициативную группу; инициативную группу «Реверс»; «Российскую ЛГБТ-сеть», через несколько дней — ее основателя Игоря Кочеткова; комьюнити-центр «Действие», который поддерживал сообщество в Санкт-Петербурге. За последние годы признали иностранными агентами: помогающие трансгендерным людям «Центр Т» и T9 NSK, московское объединение «Радужная ассоциация», московский комьюнити-центр для ЛГБТ+инициатив.

На сегодня в реестре минимум 30 организаций, незарегистрированных объединений и физлиц, которые имеют отношение к квир-активизму.

«Выход» работает с пятью из них — наши адвокаты помогают оспорить статус иноагента и вывести дело на международный уровень.

Зачем оспаривать статус в суде?

Звание иностранного агента накладывает ограничения на носителя и принуждает к финансовым тратам. Какие правила действуют для иноагентов?

  1. Обязательная маркировка материалов.
  2. Отчеты о деятельности, учредителях и работниках: ежегодно — аудиторское заключение. Раз в полгода — публичный отчет в интернете о работе.
  3. Информирование Минюста о счетах и целях: на что будут тратить деньги. Ежеквартально.
  4. Запрет на государственные гранты.
  5. Невозможность заниматься просветительской деятельностью среди детей.
  6. Запрет на организацию мероприятий
  7. Обязательное учреждение юрлица для общественных движений и его ежегодный аудит.

«Закон об иноагентах совершенно невнятен и закрепляет за мной ярлык гражданки второго сорта, запрещает мне делать мою работу, — рассказывает психотерапевт и ЛГБТК-блогер Мария Сабунаева. Ее признали иностранным агентом 15 марта 2022 года. — Мне вменили писать отчеты и открыть организацию, что затрудняет мою жизнь и является насилием. Просто представьте, что вас заставляют открывать организацию, которая вам не нужна. Это несправедливость со стороны государства, которому мы как активисты помогали справляться с его задачами: оставаться правовым государством и способствовать равенству прав собственных граждан. Это нормально, когда НКО помогают государству в разных областях, но также было бы нормально иметь в ответ поддержку и благодарность, а не политические преследования».

Зачем физлицам-иноагентам регистрировать организацию?

В июле 2022 года власти приняли Федеральный закон «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием». Он обязал физических лиц, которые попали в реестр, открыть юридическое лицо. Сделать это они должны в течение месяца. Благодаря этому механизму физлиц под видом организаций принуждают выполнять те же функции, что обычных СМИ-иноагентов.

Статус иноагента снимает сам Минюст, для этого нужно обоснование. Как объясняет депутат Госдумы Олег Матвейчев, требуется «документально подкрепленная уверенность в отсутствии действий и прочих условий, которые стали причиной присвоения этого статуса». Четких критериев, однако, в законе нет, но власти уже исключали людей из списка. В июле этого года из иноагентов исключили владивостокского журналиста Даниила Губарева — он доказал, что финансирование из-за границы не получал. Минюст настаивал, что Губарев в телеграм-канале распространял материалы других иноагентов и живет в Сингапуре, однако суд эти аргументы не принял.

Но снятие статуса не является основной целью, рассказывает адвокат «Выхода» Ксения Михайлова:

«Есть намерение довести дела до договорных органов ООН, и на этом основании обеспечить пересмотр дела в России — по вновь открывшимся обстоятельствам».

Пока идет рассмотрение дела, можно добиться приостановки обязанностей иностранного агента. Так появляется время понять, как действовать дальше и как перестроить работу без уголовно-правовых рисков. По закону об иноагентах, второе за год несоблюдение иноагентских норм наказывается по статье 330.1 УК штрафом в размере до 300 000 рублей, обязательными или исправительными работами на срок до двух лет либо лишением свободы на тот же срок. Первый случай уже есть — в феврале 2023 года уголовное дело возбудили в отношении активиста Артема Важенкова.

Судебный процесс в среднем занимает два-три месяца. Чаще всего параллельно запускается кампания в медиа.

«Огласка в медиа не помогает выиграть дела, но помогает организациям и людям не чувствовать себя беспомощными и оставленными один на один с государством», — объясняет Ксения Михайлова.

Как «Выход» помогает иноагентам в суде

«Парни+»

В этом году, 23 марта, Минюст внес в реестр организаций-иноагентов объединение «Парни+». Это не стало новым опытом — впервые в список организацию внесли в 2019 году. Спустя два года объединение пришлось закрыть из-за больших штрафов. Юристка «Парней+» довела дело об иноагентстве до Европейского суда по правам человека, его приняли к рассмотрению.

«В те годы пришлось очень сложно: пристальное внимание Минюста и прокуратуры, постоянные суды, в которых мы оспаривали наше иностранное агентство, внеплановые проверки, — рассказывает главный редактор ЛГБТ-медиа «Парни+» Евгений Писемский. — Когда во второй раз признали иностранным агентом, то, к счастью, для нас мало что изменилось. Если в первый раз этот инструмент существенного усложнения работы НКО сработал, то второе признание по сути ничего не изменило. Мы как работали, так и продолжаем работать. На данный момент, чтобы произошли существенные сложности, нас должны признать нежелательной организацией. Легкость, с который мы приняли этот статус, не означает, что мы с ним согласны, для нас принципиально важно оспаривать любые людоедские законы, с которыми мы сталкиваемся в своей работе».

В июне с помощью «Выхода» организация подала иск об исключении из реестра, в августе суд отказал в удовлетворении. Но цель по-прежнему та же — снять с «Парней+» статус иноагента.

«Даже несмотря на то, что надежды на отмену иноагентства уже нет, важно продолжать отстаивать свою точку зрения в суде. В этом противостоянии с государством нам очень помогает „Выход“, они оплачивают работу нашего юриста Максима Оленичива. Активистам важно понимать, что они не одни, что есть коллеги которые помогут в сложный момент жизни», — подытоживает главред «Парней+».

«Федерация ЛГБТ-спорта»

Еще один клиент «Выхода» — «Федерация ЛГБТ-спорта». В список Минюста они попали 23 декабря 2022 года. Руководительница организации Юлия Гринвич признавалась изданию SotaVision: статус мешает работе. Требуются деньги на аудиты и составление отчетов.

Юристы «Выхода» получили доверенности и уставные документы для подготовки иска. На заседании в Замоскворецком районном суде Москвы Минюст настаивал, что турниры по бадминтону, лыжам и туризму «Федерация» проводила для «изменения традиционных в России семейных ценностей». Конкретных примеров представитель Минюста привести не смог. Власти также приписали НКО критику военных действий в Украине.

Как было на самом деле?

Руководительница организации Юлия Гринвич рассказала, что высказывание о действиях России в Украине выкладывал один из волонтеров на личной странице. Однако Минюст посчитал, что его контактные данные есть на сайте «Федерации», а значит, она согласна с мыслями активиста.

«Мы обратились за помощью в „Выход“, нам предоставили двух адвокатов. [На заседании с их стороны] было настолько все аргументировано, показательно, в отличие от представителей Минюста. Мне кажется, даже судья слушала и понимала, — рассказывала после заседания Юлия Гринвич. — Определенные аргументы Минюста были просто ни о чем. Слушаешь и… а вдруг? А вдруг судья, услышав все это, пойдет против системы? Потому что по-другому и не скажешь. Мало того, что мы иностранный агент, мы еще и одна из крупнейших ЛГБТ-организаций в России, оставшихся в живых. Этого не произошло».

Суд не удовлетворил иск организации. Сейчас «Выход» обжалует это решение.

«Альянс гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие»

Минюст 31 марта 2023 года признал иноагентом общественное объединение «Альянс гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие». Статус стал неожиданным — участники надеялись, что отсутствие регистрации оградит от репрессий.

Как это работает?

До 30 декабря 2020 года общественные организации, которые не зарегистрированы как юридическое лицо, были защищены от признания иноагентами. Потом Владимир Путин внес изменения в федеральный закон.

Как рассказывают участники, после признания «Альянса» иноагентом основное изменение в работе — осторожность. От лица объединения высказываются только люди, покинувшие Россию, остальные участники свое членство не афишируют.

«В феврале, до признания иноагентами, на стратегической сессии мы намечали цели по региональному развитию, — рассказывает представитель „Альянса“. — В итоге все пришлось поставить на паузу, потому что мы чувствуем ответственность. Если человек заявляет, что он координатор „Альянса“ в регионе, это уже ставит его под удар, потому что его могут внести в реестр. Мы видим два возможных варианта: или делать что-то не под брендом „Альянса“, но при поддержке, или выступать открыто и рисковать».

Первая встреча «Альянса» проходила в офисе «Выхода» в далеком 2012 году — так что сотрудничество налажено давно. Сейчас организации вместе добиваются исключения «Альянса» из реестра. В июле адвокаты столкнулись с первым отказом по иску, но останавливаться не намерены.

«В суде использовали аргумент, что у нас нет никакого иностранного финансирования, потому никакого влияния нет тоже. Суд это не учел — проиграли. Будем обжаловать, стратегия адвокатов — подготовить кейс для Комитета по правам человека», — рассказывает основатель «Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие» Хая Двора Шарон (Наталья Цымбалова).

«Альянс» считает закон об иноагентах нарушающим правовые нормы, потому отказывается соблюдать — в их соцсетях не найти даже главную отличительную особенность, плашку с текстом «Эта информация…».

«Мы правозащитники, мы за власть закона. Поэтому когда происходит вопиющее нарушение прав человека, в частности, этот закон, это надо обжаловать. Мы не надеемся на кардинальные изменения, — да, кому-то из организаций удалось снять ярмо иностранного агента — но формально подать в суд необходимо, потому что нужно использовать судебные инструменты», — объясняет Хая Двора Шарон.

«Мы правозащитники, мы за власть закона. Поэтому когда происходит вопиющее нарушение прав человека, в частности, этот закон, это надо обжаловать».

Физические лица-иноагенты

«Выход» работает и с физическими лицами-иноагентами. Среди них: квир-блогерка Саша Казанцева и психотерапевтка Мария Сабунаева, о которой мы писали выше.

«„Выход“ поддержал меня выбором и оплатой услуг адвоката, что для меня было вполне ожидаемо, поскольку я работала в этой организации и сотрудничала с ней. Я благодарна „Выходу“ за помощь и поддержку в трудный момент», — рассказывает она.

В суде адвокаты пытались доказать, что решение Минюста противоречит Конституции и Конвенции о защите прав человека, а также что государство чрезмерно вмешивается в частные дела Марии. Удовлетворить иск суд отказался, открыто заявив, что дело в том числе в публикациях на тему ЛГБТК+. Но адвокатам «Выхода» удалось добиться результата — на время разбирательства Марии приостановили статус иностранного агента. Сейчас она подала апелляцию на отказ в иске.

«Решение суда о приостановке действия статуса иноагента стало для меня удивительным, я не слышала ранее о таких вариантах решений. Я рада, что хотя бы временно не должна выполнять все те бессмысленные обязанности, которые на меня возложил этот статус. Например, отчитываться о покупке туалетной бумаги, условно говоря. Но увы, это не отмена статуса, особо радоваться я не собираюсь, это вполне может быть еще один раунд издевательств. Хотя передышка приятна», — рассказывала Мария Сабунаева после заседания.

Как к нам обратиться

«Выход» проводит бесплатные юридические консультации, сопровождаем мероприятия, проводим тренинги о безопасности и защищаем квир-людей в судах.

Если вам нужна юридическая помощь в оспаривании иноагентского статуса, «Выход» готов помочь. Наши услуги бесплатны для благополучателей: нужно просто заполнить анкету на сайте.

Иллюстрация: нейросеть Midjourney; Текст: Саша В.

Читайте также:

Это «Квиркаст» — подкаст от инициативной ЛГБТ-группы «Выход»
(и вообще первый русскоязычный ЛГБТ-подкаст).

Беседуем на важные для сообщества темы — обо всем на свете.